©2018 Учебные документы
Рады что Вы стали частью нашего образовательного сообщества.

С глубокой признательностью - бет 11

Не понимая этого, я чуть было не попал во вторую опасную зону. Начиная с Мюнхена, мы всегда старались участвовать в основных международных спортивных событиях. Это был мир в миниатюре, где мы имели возможность встретиться с людьми из «закрытых» стран. Одним из таких событий стал Кубок мира по футболу, проведение которого планировалось в Аргентине в течение четырех недель в июне 1978 года. Я готовился к поездке, уверенный в том, что Бог хочет, чтобы я был там.

Затем, непосредственно перед моим вылетом на чемпионат, мне позвонил друг с материка.

— Лорен, у меня есть превосходные новости. Я встретился с человеком, который занимается недвижимостью, и он хочет дать значительную сумму для христианского университета, — с волнением в голосе сказал он. — Он хотел бы встретиться с тобой. Сейчас он в Денвере.

С помощью этих денег мы смогли бы открыть университет быстрее, чем предполагали!

Я, возможно, опоздаю на день-два на Кубок мира...

— Я встречусь с ним по дороге в Аргентину, — сказал я, стараясь сохранить спокойствие в голосе.

В тот день вместо Буэнос-Айреса я полетел в Денвер. После нескольких задержек я, наконец, прибыл в Аргентину, к тому времени прошло уже две трети чемпионата.

Я встретился с командами и попытался наверстать упущенное время сверхэнтузиазмом. Но уважительное и вежливое обращение молодых людей было подобно поведению подростка, который играет в финале школьного футбольного турнира, а отец появляется только на третьей четверти игры, из-за того, что был на важной встрече. Настроение нашего штата также оставалось беспокойным. Когда я рассказал, где был, понял, что это ни на кого не произвело впечатления. Игры были событием, к которому готовились все. И хотя никто не сказал об этом прямо, я понял, что мне есть над чем подумать.

Поздно ночью в своей комнате в школе, где размещалось семьсот человек, я стал думать о том, какие из факторов действуют на этот раз.

Без сомнения, университет стал мечтой, близкой сердцу Господа. Он должен был стать центром подготовки молодежи для несения Благой Вести в самые важные сферы жизни нашего общества. Но «Маори» также являлся инструментом, близким сердцу Господа. Я по-прежнему верил в то, что хотя Он и позволил кораблю умереть, это в итоге принесло Ему славу.

Что же касается университета, Божий призыв оказался под угрозой более серьезной. Господь призвал меня в Аргентину. Я слышал направление четко, но вместо Аргентины стал гоняться за деньгами.

Тогда я впервые подумал о том, чтобы повесить у себя в кабинете табличку со словами: «Водительство — это, прежде всего, наше общение с Руководителем».

Основной целью водительства является установление более близких отношений с Иисусом, а все другие задачи должны подчиняться этой.

Мы должны быть предельно внимательны, когда Он ведет нас к Своим инструментам, таким как корабль или университет. В самих инструментах нет ничего неправильного, но будет печально, если инструменты займут место Самого Господа.

Неужели всем безразлично?

Однажды поздно вечером, через семь месяцев после начала наших переговоров о «Виктории», нам с Дар позвонил Дон Стивене. За год проживания в отеле Кона Дар удалось превратить эти три комнаты в наш дом.

Ну, Лорен, дело сделано, — раздался голос Дона из спутникового телефона. Он казался взволнованным, и в то же время странно подавленным.

У нас есть корабль? — спросил я. Дар, находящаяся в другом конце комнаты, подняла голову. Уже в течение нескольких месяцев деньги приходили к нам с ободряющей регулярностью. Это была, как мы чувствовали, основная часть нашего водительства.

У нас есть корабль. Правда, он не пригоден для плавания, но он наш. Владельцы выжали из нас все до последнего доллара и только после полной оплаты отдали нам корабль.

Дон сказал, что они собираются провести праздник благодарения со свечами в столовой корабля, а затем поднимутся на кормовую часть палубы, чтобы спустить флаг и заменить его нашим.

— Конечно, наши проблемы только начались, Лорен, — сказал Дон. Неудивительно, что он чувствовал возбуждение и подавленность одновременно. — Рано или поздно мы покинем Венецию, потому что наша команда не является членом профсоюза страны. Корабль придется отбуксировать куда-нибудь в сухой док, возможно, в Грецию.

Дон, — сказал я, чувствуя, что мне нужно изменить тему разговора, — что ты думаешь о новом названии?

«Анастасис» — это было название, которое нам нравилось. — Кажется подходящим.

Тогда значит «Анастасис», — сказал я, глядя на Дар, которая слушала только одну сторону телефонного разговора, и радуясь, что она одобрительно улыбается.

«Анастасис» в переводе с греческого означает «воскресение».

Одним из важных аспектов в Божьем водительстве является умение видеть перспективу. Когда Божье водительство открывается нам, всегда кажется, что оно сопряжено с тяжелой физической работой. Первоначальное водительство теряет свою прелесть, хотя мы все еще предвкушаем восторг от плодов, которые оно принесет. Но для этого необходима изнуряющая работа ума и мышления. Именно в этот период так важно сохранять видение перспективы.

Был июнь 1979 года. Прошел год с тех пор, как я впервые увидел наш корабль. Когда мой самолет сделал круг над каналами Венеции, я, вытянув шею, смотрел в иллюминатор, чтобы снова увидеть судно. Около шестидесяти лидеров МсМ со всего мира собрались в Венеции, чтобы поддержать Дона и дать новую жизнь нашему видению этого служения во имя Иисуса.

Я рассматривал сверкающую воду. В сиянии венецианского солнца корабль стоял с облупившейся белой обшивкой, но уже перекрашенной зелено-голубой трубой. Через полчаса водное такси везло меня по заливу в направлении нашего корабля. Мы обогнули корму, чтобы поравняться с деревянным трапом. Старое название закрасили, и теперь на кормовой части борта черными буквами было написано «Анастасис».

Когда я ступил на палубу, Дон и его добровольцы, большинство из которых довольно молоды, тепло поприветствовали меня. Раньше я отказывался подниматься на борт корабля, чтобы не впасть в искушение и не начать прославлять вещь вместо Бога. Но сейчас, когда я убедился, что наши действия согласовались с Божьим планом, я был рад находиться здесь, прогуливаясь по судну в пятьсот двадцать два фута длиной с огромными столовыми, расположенными возле каюты для отдыха, маленьким медицинским пунктом и пятью большими грузовыми отсеками. Я видел, как молодые люди скребли, чистили песком, ремонтировали, красили. Двадцать пять человек три недели отчищали только один камбуз.

Тем временем на борт поднимались другие лидеры. Шестьдесят человек собрались на верхней палубе, где раньше, во время долгих океанских путешествий, пассажиры обычно принимали солнечные ванны. Дон начал рассказывать нам о сложностях буксировки судна и подготовки его к плаванию. Мы помолились об этих проблемах, используя принцип видения перспективы, подтвердив наше первоначальное видение использования корабля, как средства евангелизации и милосердия. Эта молитва дала нам силы и уверенность, что бы преодолеть предстоящие тяжелые месяцы.

Визит на «Анастасис» подошел к концу. Теперь, когда было положено начало этому служению, к нам пришло новое понимание Божьего желания: все Его люди должны участвовать в этом служении милосердия. Мне особенно понравилось, что следующий шаг МсМ в этом направлении исходил от совершенно нового поколения — 27-летнего сына Джима и Джой Доусон.

— Лорен, — сказал мне Джон Доусон, когда я вернулся в Штаты, — Бог говорил со мной, и я думаю, что это послание для всех сотрудников МсМ.

Он тут же привлек мое внимание. У этого молодого человека был большой опыт слушания голоса Бога. Джон рассказал мне о том, что недавно прочитал статью в журнале «Тайм» о беженцах, покидающих Вьетнам.

— Лорен, беженцы платят огромные суммы за старые, дающие течь посудины, чтобы выехать из Вьетнама. Владельцы этих посудин перевозят их незаконным путем и убивают, или же оставляют дрейфовать на плотах.

Никто не хочет помочь этим людям. Он описал лагеря, переполненные беженцами в соседних странах.

— Лорен, я не могу забыть заголовок статьи: «Неужели всем безразлично?» Это глобальный вопрос, относящийся к Телу Христа. Вот, что, должно быть, чувствует Господь, глядя на этих людей. Рыдая, Он спрашивает: «Неужели всем безразлично?»

Слова Джона начали преследовать меня. Было ли это началом служения милосердия, которое я представлял себе еще пятнадцать лет назад во время урагана Клео?

Я решил поехать туда и посмотреть сам. Вместе с несколькими лидерами МсМ мы отправились в Гонконг, а затем в Таиланд. Никакая газетная статья не могла бы подготовить наши глаза, уши и нос к шоку, который произвели на нас сцены в лагере Джубили.

Сначала нам в нос ударило зловоние, идущее от человеческих нечистот. И это произошло еще до того, как мы зашли на территорию лагеря. Мы прошли через главный вход и попали во внутреннее помещение, где находился источник зловония. Весь нижний этаж на восемь дюймов был затоплен человеческими экскрементами и сточными водами. Мы пробирались по внешнему периметру лагеря. Управляющие показали нам несколько сломанных канализационных труб, идущих вдоль стен. У них не хватало денег, чтобы нанять водопроводчика из города, а в лагере никто не умел, да и не хотел заняться решением этой проблемы.

Лагерь Джубили располагался в бывших полицейских бараках, рассчитанных на девятьсот человек. Сейчас в заброшенном здании находилось восемь тысяч. Для размещения огромного числа беженцев попросту не нашлось другого места. В каждой комнате стояли койки в три яруса, на каждом ярусе жило несколько семей. Одна семья занимала две койки: не только для сна, но для всего, в том числе для приготовления пищи. Доктора работающие в лагере, у которых, к сожалению, было слишком много работы, рассказали, что каждый день им приходится лечить малышей от травм, полученных в результате падения во время сна с высоких коек.

Мой мозг уже работал. Нужно ли нам ждать? Мы можем прислать сюда наших работников не дожидаясь отплытия «Анастасиса». Мы можем помочь убрать беспорядок, помочь в уходе за больными, а также рассказать этим людям об Иисусе. Мы расскажем, что Он знает об их страданиях и хочет утешить каждого. Мы покажем Его любовь и расскажем о Его истине.

В Таиланде нам пришлось пережить те же беспокойства и странные волнения, которые мы испытали в Гонконге. Я видел мать, которая держала на руках худое, как скелет, тело маленького мальчика с огромной головой, запрокинутой назад. Еду принесли слишком поздно. Сердце мое сжалось, когда я услышал его предсмертный хрип. Мои глаза наполнились слезами, когда он сделал последний судорожный вдох, а его мать прижала к себе его бездыханное тельце. «Где? — кричал я про себя. — Где церковь Иисуса Христа?»

Минуту спустя я смотрел в глаза молодого солдата — красного кмеровца. Он мог быть одним из тех, кто подбрасывает детей в воздух и накалывает их на штык. Глаза молодого человека были пусты, как бездна ада. Но Иисус умер и за этого человека тоже. Через переводчика я поговорил с тысячей двумястами красными кмеровцами в том лагере. Многие внимательно слушали о Божьей любви, прощении и призыву к покаянию. Две дюжины мужчин, рискуя своей безопасностью, отошли со мной в сторону помолиться.

Вернувшись в Кону, я ощущал большую тяжесть, но мною также овладело чувство волнения и завершенности. Наконец, мы можем выполнить две главные цели служения милосердия МсМ: Благая Весть — глубокая любовь к Богу и любовь к нашим ближним, в итоге, принесена в мир.

Неделями наши молодые люди работали в лагерях беженцев. Гари Стивене, младший брат Дона, возглавил группу из тридцати человек, которые поехали в лагерь Джубили. Они делали все, чего не желали делать даже беженцы: убрали все человеческие нечистоты, отремонтировали канализационные трубы и установили туалеты. Гари докладывал о том, что беженцы изумлены: к ним приехали молодые люди, которые сами оплатили свою дорогу, и сделали работу, которую никто не хотел делать. МсМовцы привлекли к себе внимание! Время от времени люди открыто подходили к ним, спрашивая, зачем те приехали.

Вскоре наша команда получила разрешение от руководства лагеря открыть школу и проводить занятия по изучению Библии и консультированию.

Затем произошло нечто удивительное. Казалось, что Бог ждал этого особого послушания, чтобы открыть Свою сокровищницу. По мере распространения великой евангельской истины о любви к ближнему, к нам потоком полились люди, предлагавшие свои услуги. Как будто открылась дверь, за которой толпились в ожидании сотни молодых мужчин и женщин. Пришло много опытных людей. Доктора, медсестры, техники, также люди, желающие делать перевязки и учить детей беженцев. Вскоре мы обнаружили десятки возможностей для начала новых служений: профессиональная реабилитация, строительство коттеджей, раздача еды и одежды, уроки английского языка и культура переориентации для тех, кто держал курс в новую жизнь. Своими поступками и словами мы продолжали распространять евангельское послание, вели людей к их Небесному Отцу.

Благословения Божьи пришли в жизнь каждого МсМовца. Калафи преуспевал в своем восстановленном служении. К нему вернулся старый огонь, а после падения появилась особая отзывчивость. Он открыл школы в Гонолулу, Сингапуре, Джакарте, где обучал молодых евангелистов. К нам поступали свидетельства о сотнях спасенных и исцеленных: в Малайзии глухая девочка стала слышать, а старый хромой мусульманин из Индонезии стал бегать и прыгать после того, как Калафи за них помолился. В далеких деревнях создавались церкви.

Мы радовались этим новостям, потому что они подтверждали полное восстановление Калафи.

Казалось, Бог изливает благословение за благословением. «Это похоже на историю Джимми и Дженни, — улыбнулся я про себя. — Они ждали одиннадцать лет, пока родились их близнецы. Теперь у них есть и третий мальчик — еще один особенный подарок».

И в МсМ было точно так же. По всему миру Бог давал все больше и больше новых даров высвобождал на служение новых людей.

Один из лидеров, Ал Акимофф, отправил в 1980 году две тысячи человек в Советский Союз нести Евангелие. Другой человек, Флойд МакКланг и его семья вошли в среду мужчин и женщин, занимающихся проституцией в районе Ред Лайт, «красных фонарей» в Амстердаме. Многие лидеры взяли на себя ответственность за регионы мира: Африку, Северную и Южную Америку. Принцип умножения также был в действии: МсМовцы из Бразилии сообщали, что молодые люди, обученные в наших школах евангелизма, теперь сами отправляются по всему бассейну Амазонки, чтобы донести Евангелие отдаленным индейским племенам.

А наша работа, моя и Дарлин? С переездом на Гавайи, наше внимание было направлено на Азию. Вместе с командами студентов мы проводили евангелизации, обучали новых членов нашей семьи, теперь насчитывающей тысячу восемьсот постоянных работников. Для меня по-прежнему важной оставалась наша домашняя база в Коне и я твердо верил, что университет в Божьем сердце. Но, не ожидая городка и здания, мы начали с того, что было. Здание, в конце концов, — всего лишь инструмент.

Таким было начало Университета наций. Мы сняли комнату в одном месте, зал для собраний — в другом, жилище — еще где-то, и начали обучение.

Тем временем, наш другой близнец — корабль — прекрасно себя чувствовал.

История с рыбой


На расстоянии полмира от меня мой друг Дон Стивене, его команда из ста семидесяти пяти человек и его студенты занимались подготовкой «Анастасиса» к плаванию. Дон позвонил мне из Афин в начале 1981 года. Я сидел на ланаи нашего дома в школе и смотрел сквозь кокосовые пальмы на голубой залив. Я представил себе Дона в Афинах, звонящего из какой-то телефонной будки. Он кратко рассказал о том, как справляются его люди.

— Они герои, — сказал Дон, как всегда хвастая, когда говорил о своей команде.

Его парням и девушкам пришлось вычистить вонючий трюм судна. Они скребли, чистили, полировали и красили. У них едва хватило средств, чтобы приобрести масло для генератора на несколько часов работы. Они питались только арахисовым маслом, рисом и бобами. Руководство афинского порта не разрешало им жить на борту судна, поэтому им пришлось остановиться в старой гостинице, разрушенной во время последнего землетрясения. Но так же, как и мы на Гавайях решили не ждать инструмента (зданий и городка), чтобы начинать университет, так и Дон с командой решили не ожидать своего инструмента (корабля), чтобы приступить к служению милосердия. При каждой возможности его команда спешила на помощь грекам, пострадавшим от землетрясения. Они каждый день тяжело трудились, распространяя Евангелие на улицах прямо там, где жили.

Я был доволен.

— Дон, — сказал я, — это и есть послание, не так ли? Бог хочет, чтобы мы сосредоточили свое внимание на Его призыве, а не на Его инструментах.

Все МсМовцы начали помогать финансами, которые в огромном количестве необходимы для корабля. Но молодые люди Дона и Дейон по-прежнему сами финансировали свое содержание. Они писали подробные отчеты о проделанной работе своим родителям, не требуя денег, а прося помощи. Очень часто обеспечение приходило необычным способом. Дети писали одному человеку, а получали ответ с ободрением от кого-то другого — часто от того, о ком они никогда не слышали.

Чем скорее «Анастасис» становился пригодным к плаванию, тем чаще Дон настаивал на возвращении к основам. Почему молодые люди с энтузиазмом мыли, чистили, скребли корабль? Потому что они были евангелистами. Они уже просили Бога о большой жатве, о тысячах тысяч людей, которые придут в Его Царство, и еще больше о тех, кому они принесут Божье милосердие. В процессе подготовки к этому освобождению Дона заинтересовала связь между постом и молитвой, водительством и хорошей жатвой. Иисус ведь начал Свое неимоверно плодородное служение после поста в пустыне. Возможно, команда корабля должна сделать то же самое!

Итак, Дон и Дейон с их командой из ста семидесяти пяти человек начали сорокадневный пост, чередуя обязанности, чтобы все время несколько человек занимались духовной работой — постом и молитвой. Я был изумлен, вспоминая такой же пост с молитвой в доме Доусонов в Новой Зеландии непосредственно перед основным высвобождением работников для МсМ.

Сорокадневная духовная работа в Афинах близилась к завершению. Как-то зазвонил телефон. Это был Дон.

Лорен, ты готов?

Готов! — ответил я, догадавшись по радостному голосу Дона, о хорошей новости.

Возьми на заметку, дорогой друг, — сказал Дон. — Как только мы увидели, что происходит, мы все тщательно записывали, и эти цифры не преувеличены. Послушай...

И затем Дон рассказал историю о том, что произошло, когда команда постилась и молилась о водительстве к обильной жатве.

Один из ребят команды прогуливался по пляжу возле гостиницы, в которой жила команда. Вдруг прямо у своих ног он увидел, как двенадцать рыбин среднего размера перепрыгнули через камни в мелкую лужицу, оставшуюся после прилива. Он поймал их и побежал в гостиницу показать другим. Это был достаточно большой улов для того, чтобы некоторые сотрудники в тот вечер получили вдобавок к рису жареную рыбу. Через несколько дней из моря на берег выскочил большой тунец. На этот раз больше МсМовцев получили на ужин порцию жареной рыбы.

И снова, через несколько дней, одна из девушек, членов команды из Далласа, спокойно сидела на скалах у моря. Вдруг из воды начала выпрыгивать рыба. Девушка радостно закричала. Местные греки увидели происходящее и тоже побежали собирать рыбу. Бекки собрала двести десять рыбин, а греки забрали домой в два или три раза больше.

Но самая невероятная история с рыбой — впереди.

— В прошлый вторник, Лорен, в восемь часов утра рыба начала снова выпрыгивать из воды!

Дон, Дейон и другие с криками побежали к морю. Они видели, как рыба выпрыгивает из моря на берег. Они вернулись в гостиницу и взяли всю посуду, какую только смогли найти: пластиковые ведра, кастрюли, большие сумки.

— Через сорок пять минут все это заполнилось рыбой, — сказал Дон.

Что заставило рыбу выпрыгивать на берег? Никто не знал. Их друзья греки никогда ничего подобного не видели. Они сказали:

— Бог пребывает с этими людьми.

Когда большое рыбное приключение закончилось, они подсчитали, сколько было поймано рыбы таким необычным способом.

— Лорен, ты не поверишь! — сказал Дон. — Там 8 301 штук, это больше одной тонны рыбы, Лорен! Можешь себе представить, какую хвалу Богу мы устроили там же на пляже. Это именно то ободрение, в котором мы нуждались, — ободрение в том, что служение «Анастасис» станет действительно очень и очень особенным.

Точно так, как начала выпрыгивать рыба, сигнализируя об обильной жатве для служения милосердия «Анастасис», были получены последние деньги для оплаты технических работ, проведенных на судостроительном заводе. Финансы поступали со всего мира. Сотни тысяч долларов жертвовали сами МсМовцы, а также другие организации: «Хантли Стрит 100», «Клуб 700», «Клуб ПТЛ», «Евангельская Ассоциация Билли Грэма», «Молодежные Крусейды Дэвида Вилкерсона» и «Служения Последних Дней».

В этом не было никаких сомнений — корабельное служение находилось в процессе рождения.

А что же с Университетом наций? Наконец, мы нашли источник долгосрочного финансирования, но, несмотря на это, случайный пешеход, проходя мимо гостиницы «Пасифик Импресс», едва ли назвал бы ее университетом. Так или иначе, мы продолжали пробиваться вперед. Мы решили не ждать частично из-за совета, данного нам одним другом-акушером. Однажды он предупредил нас во время молитвы о водительстве, что рождение близнецов рассматривается как одни роды. Как только рождается один близнец, другой должен следовать за ним очень быстро, иначе жизнь матери или второго близнеца будет в опасности. Он повторял снова и снова:

— Мы скоро увидим рождение второго близнеца, университета, в противном случае мать — МсМ — и второй близнец умрут.

Эти слова ободряли нас продолжать разрабатывать план создания университетского городка. Мы снова обратились к истории. К примеру, знаменитый теперь на весь мир Оксфордский университет сначала представлял собой группу учителей и студентов, которые собирались там, где могли найти помещение для лекций.

В Коне мы начали преподавать уже несколько дисциплин, среди них консультирование, психология (на библейской основе), основы медицины, подготовка учителей дошкольных заведений, наука, технология, а также занятия по изучению Библии, миссионерство и церковное служение. Занятия проходили в помещениях, которые мы смогли найти на побережье.

Два служения теперь следовали рука об руку. Новости о первенце были хорошими. «Анастасис» выдержал испытания в море возле Афин. В завершающей стадии находилась процедура регистрации судна под флагом Мальты. Это позволяло нам набрать международную команду, не входящую в состав профсоюза. Команда следовала принципу МсМ — в вопросе обеспечения во всем полагаться на Бога. Наконец, настал великий день.

«Анастасис» поднял якорь и покинул Грецию 7 июля 1982 года. Было ли случайностью то, что в тот день близнецам Дженни и Джимми исполнилось по пять лет?

Корабль направился в Калифорнию.

Дарлин, я, Карен и Дэвид, которым уже исполнилось четырнадцать и одиннадцать лет, приехали в Лос-Анджелес на церемонию встречи «Анастасиса». Это — особенное событие! Корабль шел под парами именно в тот город, в котором получила свое начало МсМ. Я подумал о том, как много произошло за эти двадцать два года, с тех пор, как мы начали реализовывать нашу мечту в офисе, переделанном из спальни. Это было сложное начало, но теперь многое стало на свои места. Я улыбнулся, когда вспомнил недавнюю встречу с Томасом Зиммерманом, моим бывшим лидером в Ассамблее Божьей. Я сказал ему о том, как я его люблю и ценю, поблагодарил его за роль, которую он сыграл в переломный момент моей жизни. Возможно, даже не осознавая этого, он помог мне укрепить видение, которое дал мне Бог: Он хотел, чтобы «волны» молодых людей из разных деноминаций, а не только из моей, растекались по всему миру. Прежде чем расстаться, мы договорились о его приезде в ближайшем будущем в нашу школу в Коне с выступлением. Я пожал ему руку и сказал: «Спасибо, брат Зиммерман...»

Он, действительно, был для меня дорогим братом.

?


sveryanin-------dokumenti.html

svet-duha--chzhen-czyu-da.html

svet-stanovitsya-zametno.html

svetankova--a--a---d--a-.html

svetishsya-budesh-sidet--.html